27 июня 2017 года
Для меня високосный - это год:
бед и катастроф 17.9%
особый, мистический 19.6%
такой же, как все и другие 23.2%
год моего дня рождения - 29 февраля 1.8%
не знаю... 37.5%
Всего проголосовало: 56
Голосование завершено

Владимир Уфлянд. Поэтический кружок «Филологическая школа»

Владимир Уфлянд Литератор, поэт, художник Владимир Уфлянд родился в 1937 году в Ленинграде.

Два года учился на историческом факультете Ленинградского Университета. В 1959 г. провёл несколько месяцев в следственном изоляторе «Кресты» по обвинению в хулиганстве.

Работал кочегаром, фрезеровщиком, рабочим в Эрмитаже, и писал стихи для детей в журнале "Костёр". В 1960 году его стихи были опубликованы в журнале "Синтаксис".

1964 году участвовал в знаменитой запрещённой выставке художников-рабочих в Эрмитажа (вместе с М. Шемякиным, В. Овчинниковым, О. Лягачевым и В. Кравченко).

Вместе с Михаилом Ереминым, Леонидом Виноградовым и Сергеем Кулле входил в поэтический кружок «ленинградская Филологическая школа». В 1977 г. стихи «Филологической школы» вышли в самиздатском сборнике «УВЕК» - Уфлянд – Виноградов – Ерёмин – Кулле.

14 апреля 2007 года Владимира Уфлянда не стало.



Филологическая школа

Посвящается памяти Владимира Уфлянда.

Публикуется по тексту, переданному Владимиром Уфляндом в 2001 году.


Филологическая школа (определение журнала "Литературное обозрение") или Круг Михаила Красильникова (Определение антологии "Самиздат Века"). Оба эти названия относятся к вполне определённому кругу питерских авторов в числе которых есть и очень известные: Лев Лосев живущий в Хановере, Нью Хемпшир, США; Михаил Ерёмин живущий в Санкт Петербурге, Россия; Леонид Виноградов живущий в Москве, Владимир Уфлянд живущий в Санкт Петербурге и к сожалению менее известные: Михаил Красильников, Юрий Михайлов, Сергей Кулле и Александр Кондратов известный как автор более 50 научно популярных книг по самым разным проблемам современности.*

Владимир Уфлянд

слева направо, вверху: Михаил Еремин, Сергей Кулле, Нина Мохова, Владимир Уфлянд.
внизу: Леонид Виноградов, Маргарита Разумовская, Лев Лифшиц (Лосев)
Фотография предоставлена Михаилом Ерёминым в 2001 г.

В декабре 1951 года** автор этой статьи, Владимир Уфлянд, увидел на замороженной стене ленинградского дома стенд с газетой "Комсомольская правда". Среди множества статей с названиям вроде: "Спасибо товарищу Сталину за наше высшее образование!" и "Клянёмся товарищу Сталину овладеть высотами Марксизма-Ленинизма", Уфлянд не поверил глазам увидев заголовок: "Трое с гусиными перьями".

Владимир Уфлянд

фотография середины пятидесятых годов;
слева направо, вверху: Юрий Михайлов, Михаил Красильников,
внизу: Нина Носкова, Эдуард Сергеев.
Фотография предоставлена Михаилом Ерёминым в 2001 г.

1 декабря, этого же года, как раз в годовщину убийства Кирова (в 1934 году), приписанного Сталиным троцкистам и зиновьевцам, три первокурсника Ленинградского Университета: Михаил Красильников, Юрий Михайлов и старший брат Александра Кондратова Эдуард Кондратов (фигурировавший в статье под именем Сокольникова), - пришли на лекцию по истории русской литературы в подпоясанных рубахах навыпуск, сапогах, с гусиными перьями и чернильницами и стали записывать гусиными перьями лекцию.

Владимир Уфлянд

фотография пятьдесят третьего года,
слева направо: Михаил Красильников, Владимир Герасимов, Алла Коврижных (Михайлова), Юрий Михайлов.
Фотография предоставлена Михаилом Ерёминым в 2001 г.

Слова "хеппенинг" тогда не было не только в русском языке, но, кажется, и в западных языках. Этот хеппенинг обошёлся участникам наградой в виде исключения из университета и года два работы на заводах. После смерти Сталина их восстановили на филологическом факультете. Уфлянд познакомился с ними когда его одноклассники Миша Ерёмин и Лёня Виноградов поступили на филфак и юрфак ЛГУ. Тогда же в 1953 году он познакомился со сту­дентами филфака Лёшей Лившицем (впоследствии Лосевым) и Серёжей Кулле. Немного позже появился Саша Кондратов. Общение сосредоточива­лось вокруг Миши Красильникова, человека выдающегося обаяния и общительности.

Владимир Уфлянд

Михаил Красильников, после освобождения. (1933-1996)
Фотография предоставлена Михаилом Ерёминым в 2001 г.

Миша и его друг Юра Михайлов почти ни во что не ставили современную советскую поэзию и прозу, считая образцом творчества раннего Маяковского, Каменского, Асеева, Хлебникова и другой авангард, чему и учили своих новых последователей. В итоге Лосев, Ерёмин, Кулле, Кондратов, Уфлянд и Виноградов стали видными поэтами и прозаиками не свойственного советской литературе образа творчества. Ерёмин - один из самых глубочайших поэтов модернистической поэзии. Кулле - один из выдающихся поэтов верлибра. Кондратов - один самых многосторонних практиков всех приёмов авангарда ХХ века. Лосев и Уфлянд - поэты и прозаики самого действенного направления в литературе, объединяющего до­скональное знание с ироническим осмыслением происходящего. Филологическая школа имела большое влияние на младших своих питерских современников, в том числе на Иосифа Бродского и Сергея Довлатова.

Владимир Уфлянд

Иосиф Бродский
Фотография предоставлена Михаилом Ерёминым в 2001 г.
Публикуется для некоммерческого использования

Отпечатано уже три книги: стихи Михайлова и Красильникова, книга стихов Серёжи Кулле, собранная им самим незадолго до смерти, и книга А. Кондратова. "Стихи тех лет" - одна из нескольких книг составленных самим А. Конратовым по его замыслам. После реализации этих книг в Петербурге (Книжная лавка писателей, Галерея Борей, Летний сад) и в Москве (ОГИ. Летний сад) издатели намерены продолжить серию изданием книг покойных, а также, возможно, и живых авторов Филологической школы иначе Круга Михаила Красильникова.

Владимир Уфлянд, СПб, 2001 год.



Владимир Уфлянд


Стихи из сборника «Пятиречье»





Все вежливей и все резонней,
Весомей прежних доказательств,
Тоска обдумывала в зоне,
Как побольнее наказать их.

Обуревая необутых,
На циферблате застывала,
На стол упреков о минутах
Набрасывала покрывало.

И необутые обулись,
Тоска костюм меняла сотый,
Изодранный вчера об улиц
Обугленные повороты.

И постепенно пену злобы
Прибой отшвыривал куда-то,
Где неприкаянную робость
Вели испитые солдаты.

Михаил Красильников, 23.09.57




из книги «Стихи тех лет»

Владимир Уфлянд

Александр Кондратов. (1937-1993)




Я хочу в сумасшедший дом
к моложавым простым идиотам.
Ни умом не хочу,
ни трудом:
да пробьет потолок нога!
Я хочу в сумасшедший дом,
где не надо лягать и лгать.

Персонально - каждый! -
сходит с ума.
Пускай жажда,
сума,
зима,
пускай позументах швейцара осень -
для сумасшедших
всегда кокоса!

...Мечтаешь ты увидеть кактус,
засеять луком огород,
но в жизни все выходит как-то
совсем-совсем наоборот...

Александр Кондратов, 1972.




из книги Верлибры

Владимир Уфлянд

Сергей Кулле. (1936-1984)




Наш дедушка гостит в чужой земле.
В земле чужой, такой далекой,
куда не завезет ни катер, ни трамвай,
ни омнибус, ни мотоцикл лукавый,
куда не досягал ни немец, ни француз,
ни белофинн, ни озорной татарин.

Наш дедушка находится в плену
В тюрьме, в оковах, в ледяных доспехах.
В стране,
подверженной сплошным метаморфозам,
в провинции, где вечный день сменился вечной ночью,
в Утопии, где вечная зима;
в кругах обетованных,
где он весьма гостеприимно принят,
устроен на квартиру, награжден по-царски.

Наш дедушка гостит в другой стране.
В стране такой далекой,
откуда даже телеграммы не доходят,
где нас с тобой не любят и не знают,
где нас с тобой навряд ли кто похвалит,
где нас с тобой не чают и увидеть
живыми,
где нам с тобой едва ли
суждено встречаться,
где нас с тобою
вечно ждут.

Сергей Кулле, 1960 - 1968



Мой стих искал тебя... (Вяземский)

Памяти Юры Михайлова




Не гладкие четки, не писанный лик,
Хватает на сердце зарубок.
Весь век свой под Богом ты был как бы бык.
Век краток. Бог крепок. Бык хрупок.

В шампанской стране меня слух поджидал.
Вот где диалог наш надломан:
то Вяземский ввяжется, то Мандельштам,
то глупый смерть-Реймс палиндромон.

Что ж делать - Бог лучших прибрал - говорят.
Прибрал? Как письмо иль монету?
То сильный, то слабый, ты был мне как брат.
Бог милостив. Брата вот нету.

Девятый уж день по тебе я молчу.
Молюсь, чтоб тебя не забыли,
светящейся Розе, цветному Лучу,
крутящейся солнечной пыли.

Лев Лосев, 12-18 сентября 1990, Эперне-Париж.





-----------------------------------------------

* Публикуется по тексту, переданному Владимиром Уфляндом в 2001 году.

** В журнале "Даугава" указывается другая дата: «Комсомольская правда» 11 декабря 1952, "Даугава", № 6, 2001, с.83-84.



 просмотров: 2564 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу (...) искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.


Всеобщая Декларация Прав Человека (ст. 19)
10 декабря 1948 года.

Алекс Спрудин. Рассказ «Без названия»
- Нет, - сказала Мэри-Энн, - название должно быть у всего, - ведь если у вещи ...
Любовь к танцу Нины Аловерт
Фотограф и балетный критик Нина Аловерт родилась в Ленинграде в Советском Союзе. С начала 1950-х годов ...
Истории, рассказанные Чеширским Котом
...или опыт литературного анекдота

"...Если очень долго держать в руках раскаленную кочергу, то в конце концов можно ...
Фрези Грант, «Окно напротив»
Есть в старых районах Петербурга "колодцы" - маленькие квадратные дворы, по периметру которых стоят дома, построенные ...