27 июня 2017 года
Для меня високосный - это год:
бед и катастроф 17.9%
особый, мистический 19.6%
такой же, как все и другие 23.2%
год моего дня рождения - 29 февраля 1.8%
не знаю... 37.5%
Всего проголосовало: 56
Голосование завершено

Вариант завещания

Памяти Александра Матвеевича Шарымова посвящается

17 марта 2003 года не стало замечательного питерского поэта и историка Александра Матвеевича Шарымова. (4/06/1936-17/03/2003)
По его поэтическому завещанию прах был развеян над Невой...









Cпециально для «Слова вокруг Петербурга» своими воспоминаниями поделился питерский поэт Владимир Уфлянд.

(архив, май 2003 года).





Ни одному человеку не дано два раза войти в одну и ту же реку...

...Кроме разве Александра Матвеевича Шарымова. Он много раз входил, и будет входить в те разные реки, которые называются одним именем: река Нева. Он глубоко и чисто любил эту реку и город на её берегах. Первый раз на моих глазах он вошёл, точнее, прыгнул с гранитного берега в Неву в апреле 1956 года, когда по Неве плыл ладожский лёд, но было не по апрельски тепло. Это было открытие купального сезона на спуске перед зданием 12 коллегий. Второй раз мы вместе с ним и Мишей Красильниковым (1933-1996) прыгнули уже в другую реку под тем же названием в июле того же 56 года и переплыли Неву от 12 коллегий к Медному всаднику.


Фотография 1956 года.
С лева на право:
Михаил Красильников, Александр Анейчик, Владимир Уфлянд, Александр Шарымов, Владимир Герасимов.


Через тридцать лет Саша осознал, что его судьба - входить в Неву до конца жизни и после смерти. Он написал стихи:



ВАРИАНТ ЗАВЕЩАНИЯ

Однажды на ноже карманном
Найдёшь пылинку дальних стран...
Александр Блок


В бессмертье не верю.
Но если умру
Не раненым зверем,
Уползшим в нору,
А если случится
Мне жребий такой,
Что в стенах больницы

Уйду на покой,
Не прячьте в могиле:
Молчи не молчи
Мы узники были,
Нам место – в печи.
Любезный коллега!
К вам просьбицы две,
У старых Коллегий –

Ступеньки к Неве;
Так урну – не в нишу,
А к лесенке, где
Мы с Вовой и Мишей
Резвились в воде, -
И сыпьте сурово
Мой пепел на дно,
Где с Мишей и Вовой

Мы плыли давно.
Авось мимо Ханко
Сквозь узенький Зунд
К Ла-Маншу останки
Мои проползут.
Атлантики – мало!
Сквозь тысячу стран
Панамским каналом –

В другой океан!
А там – в холодину:
Вдоль северных скал
С какой-нибудь льдиной
Пройдут на Ямал
И вёрст этак с тыщу
Промчатся хитро,
Приклеившись к днищу

Гиганта «ро-ро».
Гонца Беломорья
Встречают – гудок
И дамба, и вскоре, -
Ремонтников док.
Мой прах, как ракушки,
На них рассердясь,
Собьёт пескопушка

От днища – как грязь.
На запад помчится
Он вновь, как Нева.
И так повторится
Не раз и не два…
...Но крошечка праха,
сухая уже,
присядет, как птаха,

на чьём-то ноже,
проплыв океаны,
шутя, налегке,
цветному туману
даст место в строке, -
случись лишь поэту приметить её…
И может быть, это –
Бессмертье моё.

Александр Шарымов 1985 г., Ленинград





За время между памятным заплывом и этим сверхмудрым завещанием Саша изобрёл способ почти каждый день окунаться в вечно обновляющуюся реку по имени Нева.


В роли ведущего на городском радио и в роли ответственного секретаря жур­нала «Аврора» и автора журнала он окунался в историю Невы и знаменитого города на её берегах. Его слушатели и чита­тели узнавали, как жили люди до и после основания Петербурга в этих болотистых и малоплодородных местах, к тому же опасных для жизни и строительства. А Саша умел разузнать то, что было в далёком прошлом и рассказать об этом прекрасным голосом с правильностью языка, о которой могут только мечтать нынешние ведущие и комментаторы.

Он любил отдаваться дотошной, благородной и неосуществимой полностью в те времена работе, при этом бережно сохранял прекрасные и нежные отношения с друзьями времён первого заплыва через Неву: Сашей Анейчиком, Алёшей Самойловым, Борей Спасским, Борей Грищенко и многими женщинами, которых любил и которые им восхищались. Но самой любимой была и осталась его последняя любовь Ирэна.

М. Ф. Шарымов в роли Ленина. 1965 г.


Он был одним из самых близких авторов творений к пресловутой Филологической школе – М. Красильникову, Ю. Михайлову, С. Кулле, А. Кондратову, М. Ерёмину, Л. Виноградову, Л. Лосеву, В. Герасимову и В. Уфлянду. Формально он не вошёл в этот круг только потому, что все перечисленные его участники не печатали своих подлинных произведений при Советской власти. Не удивительно, что на всех местах официальной службы А. М. Шарымова на его столе стоял умеренного размера портрет В. И. Ленина. Смешно другое: это была фотография Cашиного отца, талантливого провинциального актёра в роли Ленина.

При его жизни вышла в свет только одна книга Саши: «Стихи и комментарии». Есть им самим составленная книга его прозы. Будем ждать её выхода в свет, чтобы вновь насладиться общением с одним из самых знающих и честных людей нашего времени.

поэт и близкий друг Александр Анейчик развеивает прах над Невой...



Владимир Уфлянд, СПб Май 2003 года.

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу (...) искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.


Всеобщая Декларация Прав Человека (ст. 19)
10 декабря 1948 года.

Алекс Спрудин. Рассказ «Без названия»
- Нет, - сказала Мэри-Энн, - название должно быть у всего, - ведь если у вещи ...
Любовь к танцу Нины Аловерт
Фотограф и балетный критик Нина Аловерт родилась в Ленинграде в Советском Союзе. С начала 1950-х годов ...
Истории, рассказанные Чеширским Котом
...или опыт литературного анекдота

"...Если очень долго держать в руках раскаленную кочергу, то в конце концов можно ...
Фрези Грант, «Окно напротив»
Есть в старых районах Петербурга "колодцы" - маленькие квадратные дворы, по периметру которых стоят дома, построенные ...