20 августа 2017 года
Для меня високосный - это год:
бед и катастроф 17.9%
особый, мистический 19.6%
такой же, как все и другие 23.2%
год моего дня рождения - 29 февраля 1.8%
не знаю... 37.5%
Всего проголосовало: 56
Голосование завершено

Широкая амплитуда или несуществующая кафедра

Интервью с Валентиной Полухиной.

К презентации монографии "Эвтерпа и Клио Иосифа Бродского"

Валентина Полухина, автор нового труда о Бродском, легендарная личность. Доктор филологических наук, живет в Англии, главный «бродсковед» планеты. Она выпустила 15 книг о поэте и говорит, что больше заниматься им не будет. Я в ответ смеюсь: уйти от этой темы, «закрыть» Бродского даже на своей личной территории еще никому не удавалось. Бродский не отпустит. Его прозрения, мысли, метафоры, ритмы окутывают вас, образуя сияющий кокон Карлоса Кастанеды.

Хотя у Валентины Полухиной бывали «каникулы»: она редактор двуязычных сборников Ольги Седаковой, Евгения Рейна, Дмитрия А. Пригова, составитель (вместе с Д.Вайсбортом) Антологии современной русской женской поэзии.

Итак, мы беседуем с Валентиной Полухиной о Бродском. По Скайпу. Она - в Лондоне, Я - в Нью-Йорке.

Наташа Шарымова
NEW YORK - СПб; 18 октября 2012 года



- Валентина, ваша монография «Иосиф Бродский. Жизнь, труды, эпоха» вышла в издательстве журнала «Звезда» в 2008-м году. И вы, насколько я понимаю, тут же начали работать над новым вариантом?

- Я вернулась домой и тут же начала исправлять опечатки, ошибки, неточности, даты и так далее, и так далее. Их было довольно много. Все время появлялась новая информация, пришлось дополнять. Новая версия разрослась на много страниц. Пришлось сокращать: я исключила все, что могло нарушить закон об авторских правах. Разрешения у наследников я не спрашивала и цитировала исключительно слова Бродского из моей «Большой книги интервью» (вышло пять изданий этой работы). Из последнего, отредактированного издания. В этом случае авторские права принадлежат тому, кто брал интервью, а не тому, кто давал. Поэтому Фонд наследства Иосифа Бродского не смог засудить Соломона Волкова, и меня не засудят.

У меня есть самиздатский четырехтомник Марамзина, и я оттуда перенесла названия всех неопубликованных стихов. Другие тексты мне помогли проверить коллеги, они просматривали архивы Йельского университета и присылали мне описание архива Бродского, который хранится в Российской национальной библиотеке (Санкт-Петербург).

Я решила составить список всего написанного Бродским. На английском, на русском, в прозе и в стихах. Добавим еще - шуточные стихи. Это заняло больше ста страниц из 640 страниц книги.

Люди делились со мной своими частными архивами, в которых нашлось много неопубликованного. Назову Катюлисов, литовских друзей Бродского, английскую подругу Иосифа Александровича, семью Армалинских. Кто-то посылал мне единичные документы. Я общалась с целым миром.

Когда мне говорят, это огромная работа для целой кафедры или института... На самом деле, эту работу и проделала несуществующая кафедра друзей, знакомых, славистов и родственников Бродского. Все охотно помогали и охотно отвечали на мои вопросы. Все, все, все.

Со мной работала Надежда Митрошина, корректор высшего класса, мама поэтессы Наташи Гавриловой, которая сейчас живет в Нью-Йорке. Она была аспиранткой по Бродскому у Томаса Венслова в Йельском университете, а сейчас преподает.

- Где вышла «Эвтерпа и Клио»?

- В издательстве Томского университета. Андрей Олеар, издатель, - мой приятель, поэт, переводчик всего «английского» Бродского, а переводить Бродского с английского и публиковать переводы запрещено. И его книжка запрещена. Он также перевел все сонеты Шекспира.

«Эвтерпа и Клио» - скелет будущей биографии Бродского, не только литературной, но и человеческой. Вы знаете, что написание биографии запрещено до 2071 года.

- Кто же этого не знает!?

- На 75 лет, а не на 50, как говорят, закрыты все письма Бродского, дневники, черновики и так далее. Имейте в виду, что когда Иосиф Александрович писал, используя метафору Гоголя, «надцатого мартобря» - это не просто заимствование, это - задергивание штор в пространстве собственного творчества. Сам он иногда забывал даты написания стихов, иногда переставлял даты нарочито, чтобы не связывать стихи с конкретными событиями. Снимал посвящения, перепосвящал. В общем, он оставил работы, как он сам говорил, «для будущих исследователей».

Разумеется, «Эвтерпы и Клио» не было бы без первой книги, 2008-го года. Яков Гордин был щедр со мной. Он нашел документы о предках Бродского, которые мне было бы не найти, потому что у меня нет доступа в Национальную библиотеку Санкт Петербурга.

Когда я года три назад туда пришла, мне нужны были первые строки некоторых стихов, которых нет в издании Марамзина, сотрудники библиотеки держали тексты на расстоянии метра от моих глаз и не давали в руки ни одного листочка. Вот так.

- Иосиф Александрович и сам сознательно мистифицировал окружающих, создавая свой собственный биографический миф.

- У этого мифа широкая амплитуда: от смиренного «ничто» и «никто» до уподобления себя Пушкину, Овидию, Данте.

- Я сейчас думаю, что Иосифу Александровичу была открыта какая-то тайна - пардон - бытия, и он пытался этой тайной поделиться, но не прямо, а обиняками...

- Думаю, тайн у Иосифа Александровича было много, особенно в личной жизни. Я расшифровала кое-какие посвящения, и открыла одну из этих тайн, проанализировав стихотворение «Ты узнаешь меня по почерку...», которое посвящено Марианне Кузнецовой, матери Анастасии Кузнецовой. За это я получила нагоняй: невозможно анализировать стихотворение, не процитировав его полностью, а этого - с точки зрения наследников Бродского - делать нельзя. И «Новому литературному обозрению», где была напечатана моя статья, пришлось перед наследниками извиняться.

- Что-то непонятное происходит...

- Уже несколько лет запрещены новые переводы Бродского на английский. В Англии ни в одном магазине нет книг Бродского, чему некоторые английские поэты, которые Иосифу Александровичу всегда завидовали, радуются. Фонд два года не дает разрешения на публикацию переводов, сделанных в Израиле.

Возвращаясь к моей работе, скажу, что личной жизни Бродского я почти не касаюсь, привожу факты: где был, с кем встречался, кому посвящал стихи. Политика, социум и так далее. Чтобы не скучно было, привожу цитаты.

В старой хронологии не все надежно, но я не гарантирую, что в новой работе совсем не будет ошибок, но все же факты более выверенные. Так что приятного чтения, а я с Бродским прощаюсь.

Наташа Шарымова
NEW YORK - СПб; 18 октября 2012 года
фотографии предоставлены Наташей Шрымовой
для некоммерческого использования

 просмотров: 2353 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Архив 2012 - 2014

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу (...) искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.


Всеобщая Декларация Прав Человека (ст. 19)
10 декабря 1948 года.

Алекс Спрудин. Рассказ «Без названия»
- Нет, - сказала Мэри-Энн, - название должно быть у всего, - ведь если у вещи ...
Любовь к танцу Нины Аловерт
Фотограф и балетный критик Нина Аловерт родилась в Ленинграде в Советском Союзе. С начала 1950-х годов ...
Истории, рассказанные Чеширским Котом
...или опыт литературного анекдота

"...Если очень долго держать в руках раскаленную кочергу, то в конце концов можно ...
Фрези Грант, «Окно напротив»
Есть в старых районах Петербурга "колодцы" - маленькие квадратные дворы, по периметру которых стоят дома, построенные ...